Банковский рынок в цифрах и фактах

Искусство инвестиций: аукционный рынок в фактах и цифрах

Банковский рынок в цифрах и фактах

Невероятные рекордные значения стоимости работ современных художников, которые за последние два десятилетия можно наблюдать на ведущих мировых аукционах, — результат постоянно повышающегося интереса к искусству в принципе, классическому, модернистскому, послевоенному и, как следствие, современному.

Работы одних художников при этом росли в цене активнее других, становились предметом спекуляции, менялась мода на изображение и на то, что стоит вешать на стену или ставить на постамент, но одно оставалось неизменным — искусство было тем предметом, во что самые состоятельные и влиятельные охотно вкладывали свои капиталы.

Эту тенденцию можно проследить на примере полотен Рембрандта: картина «Центурион Корнелий» в 1798 году оценивалась в £1522, «Кораблестроитель и его жена» в 1811-м была продана за £5250, «Купающаяся Батшеба», законченная художником в 1654 году, продавалась в 1913 году уже за £44 тыс., а «Аристотель с бюстом Гомера», созданная годом ранее, в 1653-м, ушла в 1961 году на аукционе за £817 тыс.

Пример Рембрандта здесь показателен: то, что сначала воспринимается современным, спустя годы переходит в разряд классики, становится неотъемлемой частью культуры.

Общий объем рынка искусства в 2016 году, согласно отчету TEFAF, был оценен в $45 млрд, год назад он равнялся $63,8 млрд. Если говорить о рынке современного искусства, то за период с июля 2015 по июнь 2016 года его прибыль, по оценке Artprice, оценивается в $1,5 млрд, а за тот же период годом ранее он заработал $2,1 млрд.

До падения продаж в 2015 году рынок четыре года подряд находился на подъеме. Резкое сокращение количества продаж — ответ на экономические события и потрясения в мире, которые ведут к существенному снижению количества активных покупателей с увеличением доли продавцов, желающих быстро получить «живые» деньги.

Тем не менее считается, что именно в кризисное время покупать искусство чрезвычайно выгодно: помимо условно низких цен на рынке часто появляются по-настоящему редкие работы. Несмотря на несколько больших кризисов, произошедших с начала 2000-го, тенденция в целом сохраняется позитивная — за это время рынок вырос на 1370%.

Это, к примеру, значит, что, по оценке того же Artprice, вложенные в 2000 году условные $100 в полотно художника Кристофера Вула в августе 2017-го стали бы уже $1933, а в абстрактную работу Герхарда Рихтера — $525.

По-настоящему внушительной суммы на торгах в мае 2016-го достигла работа Жан-Мишеля Баскии 1982 года, ушедшая за $57,3 млн. Показательно, что коллекционер, предложивший картину на аукцион, приобрел ее за $4,5 млн в 2004 году, за 12 лет рост ее цены составил около 1200%.

Также хорошим примером положительной динамики цен на современное искусство может стать работа Ричарда Принса Two Leopard Joke (1989): она была продана в мае 1993 года за $26,5 тыс., а через 23 года, в 2016 году, за нее удалось выручить уже $4,75 млн, то есть почти в 180 раз больше.

Похожие достижения есть и у работы Феликса Гонсалеза-Торреса Untitled (L.A.) (1991): $162,5 тыс. в 1998 году против $7,67 млн в 2015-м.

Но к числу самых успешных на вторичном рынке современных художников следует отнести все тех же Жан-Мишеля Баскию, Кристофера Вула и Джеффа Кунса, и эта тройка остается неизменной уже на протяжении более пяти лет.

В отличие от чрезвычайно дорогих работ, существующих в единственном экземпляре, тиражные — оптимальный вариант для начинающих коллекционеров, позволяющий начать свою коллекцию и получить «громкие имена» не за миллионы.

Лидерами по продаже тиражных работ среди современных художников в прошлом году стали Такаси Мураками, Кит Харинг и Дэмьен Херст, при этом Мураками оказался самым «производительным» — среди всех его проданных в 2016 году работ 86% приходилось именно на тиражные.

Выручка от аукционных продаж за 2016 год и количество проданных тиражных работ

Рынок коллекционных часов пока не так сильно развит, как рынок современного искусства, но и тут есть свои «голубые фишки», за динамикой продаж которых интересно наблюдать. Говоря об узнаваемых часах, показывающих уверенные результаты на торгах, стоит упомянуть Rolex Cosmograph Daytona ‘Paul Newman’.

Сама модель была запущена в производство в 1963 году, а вариант с «экзотическими» циферблатами, черного цвета основным и бежевыми дополнительными, инвертированными по отношению к стандартной модели, стали производить в 1966-м. Именно последние получили свое второе название по имени знаменитого актера: ту модель (а если быть точными — Ref.

6239) ему подарила жена Джоан Вудворд в 1968 году с гравировкой на обратной стороне корпуса ‘Drive carefully me’. Важно отметить, что теперь под Rolex ‘Paul Newman’ понимают сразу несколько моделей помимо исторической, циферблаты которых построены на комбинации все тех же основных цветов, черного и бежевого, с часовыми маркерами в стиле ар-деко — Ref. 6241, 6262, 6263, 6264 or 6265.

Рост цены на них обусловлен несколькими факторами: небольшим количеством произведенных за всю историю моделей, редкостью сохранившихся в идеальном состоянии, а также добавленной стоимостью — благодаря Полу Ньюману, легенде не только своего поколения, но и нескольких последующих, эти винтажные часы с необычной колористикой циферблата стали по-настоящему культовыми.

Все из указанных выше моделей отлично зарекомендовали себя на аукционах, хоть и цены на них существенно различаются в зависимости от редкости и необычных технологических особенностей: Ref. 6239 в корпусе из стали продаются на аукционах от $90 тыс. за модель со стандартными кнопками хронографа до $838 тыс. за модель с нехарактерными для серии закручивающимися.

 При этом самой дорогой вариацией Rolex Cosmograph Daytona ‘Paul Newman’ стала модель Ref. 6263: в этом году золотые часы, в кругу профессионалов обозначенные как ‘The Legend’, были проданы за $3,7 млн.

Ref. 6263 ‘The Legend’

© www.phillips.com

Но, по оценке специалистов, этот рекорд Ref. 6263 будут удерживать недолго. В конце октября на часовых торгах Phillips будут представлены часы Rolex, принадлежавшие самому Полу Ньюману, с эстимейтом, «превышающим миллион долларов».

Событие беспрецедентное.

Легенда главных часовых продаж, основатель консультационной компании Bacs & Russo Орель Бакс, в сотрудничестве с которым проходят часовые аукционы Phillips, отмечает, что их финальная цена может вполне оказаться равной $10 млн.

Суммарные продажи часов на аукционах, 2016 год

Говоря об аукционах дизайнерской мебели, стоит отметить, что здесь в общем работают все те же законы: на финальную цену влияют значение имени архитектора или дизайнера в мировой истории, сохранность предмета и его редкость, но больше всего — провенанс (так, мебель из известных коллекций ценится тем больше, чем значительнее имя ее предыдущего владельца). В целом рынок антикварной мебели в последние десять лет переживает свои не самые лучшие времена (по данным Art Market Research Developments на конец 2014 года было зафиксировано падение на уровне 9%, а за последние десять лет — на 28%), и связано это прежде всего с изменившимися вкусами покупателей. Теперь на пике популярности минималистичные объекты — так, цены на предметы дизайна середины ХХ века уверенно растут в среднем на 2% за год. Тем, кто помимо красивого предмета для интерьера хочет приобрести мебель, которая не потеряет в цене завтра, можно посоветовать ориентироваться на главные имена дизайна, работы которых вошли в собрания мировых музеев — Жан Пруве, Шарлотта Перьян, Франсуа-Ксавье Лаланн, Жан-Мишель Франк, Жак Аднэ, Пьер Жаннере, Марк Ньюсон. Проследить за меняющимися ценами на предметы можно на примере французского архитектора Жана Пруве, который в работе активно использовал необычные для своей эпохи материалы — тонкую фанеру и дерево, листы стали и алюминия, — создавая внешне почти невесомые, утонченные предметы. Если в конце 1990-х французский мебельный дилер Патрик Сегин продавал в своей парижской галерее стул ‘Standart’ в среднем по $150 за штуку, то теперь они уходят по $5-7 тыс. Есть и другие примеры, когда различные вариации комода начала 1950-х из дуба, крашеной стали и алюминия показывали на аукционах Phillips следующие результаты:

Сильно выросла в цене за последние годы культовая и редкая модель светильника ‘Potence’: в декабре 2013-го при эстимейте в $40-60 тыс. экземпляр из гостевого дома Air France в Браззавиле был продан за $68,75 тыс., а двумя годами позднее модель из офиса той же авиакомпании в столице Конго — за $185 тыс., почти в три раза превысив эстимейт.

Jean Prouvé, Rare “Potence” pivoting wall light, model no. 602, from the Air France office, Brazzaville, Congo. Эстимейт $50,000–70,000 . Продано за $185 000.

© www.phillips.com

Несмотря на колебания цен, вызванные спекуляциями или кризисом, в целом главные современные художники, имена которых у всех на слуху, показывают позитивную динамику в долгосрочной перспективе.

Если главной задачей ставится создание портфеля, привлекательного с инвестиционной точки зрения, основой которого стали бы предметы современного искусства, в первую очередь стоит обратиться за консультацией к профессионалам — одни из самых лучших работают на аукционные дома.

Также следует получить платный доступ к базам Artnet и Artprice, где собраны отчеты по динамике цен на те или иные работы или имена — по ним следить за колебаниями цен можно самостоятельно. В случае с часами и предметами дизайна полагаться только на свое мнение — еще более рискованное занятие, чем с искусством.

Здесь нужна достаточно серьезная экспертиза, которую могут дать, пожалуй, всего несколько известных в мире специалистов, поэтому при желании начать собирать коллекцию стоит не только уделить особое внимание дополнительному образованию по теме, но и начать консультироваться со специалистами международного уровня.

Источник: http://style.rbc.ru/specials/phillips/59cb7c569a79470d9271acf2

Предновогодний шок финансового рынка в цифрах и фактах

События на финансовом рынке помогли белорусам неплохо взбодриться задолго до Нового года: очереди в обменниках выстроились на две недели раньше обычного, подарки себе, родным и близким тоже пришлось покупать заранее. Проведем небольшой экскурс в обозримое прошлое, чтобы составить все кусочки мозаики в единую картину происходящего и дать ответы на самые насущные вопросы.

Кто успел, а кто опоздал, или сколько белорусы успели вымести из обменников

Завидев на горизонте размытый силуэт 2011 года, первым делом белорусы направились в кассы банков, чтобы либо купить доллары за имеющиеся у них наличные рубли, либо снять рублевые вклады и сделать ту же операцию.

У многих с возвратом вкладов в момент обращения в банк возникли сложности (не противоречащие, к слову, законодательству, по которому банк может заставить ждать своего клиента до 5 банковских дней).

Несмотря на определенное зависание выплат, вкладчики смогли на минувшей неделе опустошить свои срочные счета почти на 3 трлн рублей всего за два дня.

Напомним, что в общей сложности в рублях на 1 декабря белорусы хранили 31 872,0 млн рублей (что на 540 млн меньше, чем на 1 ноября 2014 года).  Таким образом, можно говорить о том, что отток начался еще в ноябре, но он был не столь существенным.

Просто закрывать свои вполне доходные счета и прятать белорусские рубли под подушку никто не желал. Поэтому твердая валюта из обменников испарялась на глазах.

Если среднедневной объем покупки валюты в ноябре составлял 5 млн долларов США, то 16 декабря он возрос до $33 млн, 17 декабря достиг $66 млн, а 18 декабря увеличился до $80 млн.

Нацбанк на баррикадах – 30% годовых как последний рубеж

Нацбанк, чтобы сбить ажиотаж на валютном рынке, проявил верх изобретательности. 19 декабря первым сигналом того, что что-то неладно, стала отмена биржевых торгов. Через несколько часов регулятор опубликовал официальный релиз, в котором извещал всех до валюты жадных, что теперь кроме основного курса валют нужно будет доплачивать еще и 30%-ю комиссию.

Параллельно была взвинчена до 50% ставка поддержки ликвидности на межбанке, что само собой подтолкнуло к пропорциональному росту ставки по банковским вкладам. Те, кто не успел еще опустошить свои сберегательные счета, взялись за калькуляторы и стали считать, что лучше – покупать твердую валюту с 30% комиссией или сидеть в рублях со сказочной доходностью.

Тех, кто думает, что банки будут наживаться на простых смертных, спешим заверить в обратном. 30% комиссию юрлица, коими являются и банки, платят наравне с народом. Полученные таким образом средства будут направлены… в бюджет.

Михаил Мясникович, комментируя ситуацию белорусским СМИ, отметил, что в бюджете на 2015 год поступления от валютного сбора изначально не учитывались.

– Это не те доходы, на которые мы рассчитывали. Но мы сейчас эту сумму аккумулируем на специально открытом счете, – сообщил глава правительства.

При этом первый заместитель министра финансов Максим Ермолович дал дополнительному источнику доходов бюджета 2015 количественную оценку.

– Действие сбора предусмотрено до 1 февраля 2015 года. Это около 20 дней биржевых торгов, с учетом ежедневного спроса и предложения валюты доходы составят около Br5 трлн,- отметил чиновник.

Простым гражданам может быть от принятых мер и не сладко. Но в данной ситуации главный вопрос в том, смогут ли разделить вместе с чиновниками радость от роста профицита бюджета белорусские предприятия-экспортеры, которые уже полгода болеют вместе с российским рублем и до 1 февраля (а это всего лишь 1 месяц) могут просто не дожить.

Девальвации не было, а значит и инфляции не бывать

Волей случая или силой продуманного человеческого разума белорусы оказались защищены от резкого скачка инфляции грузным Минторгом, который еще в начале декабря вполне официально предостерег розницу от повышения цен в канун Нового года.

Розница долгое время безропотно повиновалась, но с появлением 30% комиссии на покупку валюты многие не выдержали и… были наказаны закрытием. Навести порядок Минторг решил не только в реальной, но и в виртуальной торговле.

Череду закрытий вслед за Гиппо и Мегатопом продолжили такие интернет-площадки как Онлайнер, open.by и другие.

Чиновники при этом саму возможность роста цен в стране отвергают.

– Нет оснований говорить, что будет инфляция на уровень валютного сбора,- сообщил Михаил Мясникович белорусским СМИ. – У нас энергетика защищена, вклады защищены, и заработная плата остается в рамках тех расчетов и балансов, которые мы определили на 2014-2015 год.

Что делать и куда бежать?

Главное, как это не банально звучит, беречь свои нервы. Эта уже не первая и вряд ли последняя девальвация в Беларуси. К слову, отметим, что наши граждане стали более мобильными. У многих уже есть свой «тревожный чемоданчик», который в случае очередного валютного рейда можно лихо схватить подмышку и мчаться занимать очередь в обменник.

В тоже время нужно понимать, что дополнительное столпотворение у касс банков, изъятие рублевых вкладов и переток в валюту только ухудшают общее положение дел.

Сегодня многие банки констатируют, что люди понесли валюту обратно. С одной стороны, кто-то соблазнился 50% ставками, с другой, нашлись и те, кто купили доллары за последние копейки и теперь просто меняет их на жизнь и мандарины.

Выбор в итоге за каждым из нас. Напоследок позволим себе пошутить и скажем, что те, кто купил 4 стиральные машины, 3 холодильника и 5 пылесосов еще могут успеть вернуть излишки бытовой техники в магазины в 2-ухнедельный срок.

Юлия ЛОКОТКОВА

Источник: https://myfin.by/stati/view/4323-prednovogodnij-shok-finansovogo-rynka-v-cifrah-i-faktah

События, изменившие банковский рынок в 2016 году

События, изменившие банковский рынок в 2016 году

5 главных событий банковского сектора, которыми запомнился этот год

Этот год показал, что банковский рынок не живет в вакууме — он находится в постоянном движении, то сужаясь, то расширяясь. Каждому отдельно взятому банку точно так же приходится приспосабливаться к «новой реальности», как и его клиентам.

Если в 2015 году главной проблемой были санкции и возрождение кредитного рынка, то в 2016-м дурным сном каждого банкира стало осознание того, что в одно прекрасное утро он может проснуться и узнать, что в его банк «введена временная администрация».

Вспоминаем главные события, повлиявшие на банковский рынок в уходящем году.

Страх и ненависть Эльвиры Набиуллиной

Этот год показал, что если глава Центрального банка России Эльвира Набиуллина сказала, что проведет зачистку банковского сектора, то проведет она ее с размахом. Без лишних сантиментов, эта бойкая женщина убрала с рынка около 90 банков всего за год, причем на этот раз в ее списке оказались и банки не последней величины, входящие в ТОП-100.

Причем, банковскую инквизицию поддерживает даже президент РФ Владимир Путин.

«Во-первых, линию ЦБ на оздоровление финансовой системы поддерживают практически все — как эксперты, так и на международном уровне. Нет тех, кто считает эту стратегию ошибочной. Она прежде всего направлена на обеспечение интересов вкладчиков. Из „прачечных“ по отмыванию денег ничего не получится, вкладчики будут страдать», — сказал президент.

Однако, как известно, благими намерениями выложена дорога в ад, и в итоге вкладчики пострадали больше всех от масштабной зачистки банковского рынка.

Дело о тайных вкладах

В этом году стало выясняться, что на банковском рынке много лет работали кредитные организации, которые оказались, мягко скажем, недобросовестными. Оказалось, что владельцы банков выводили из своих банков миллиарды, и вообще в банках велись две бухгалтерии — одну для отчета ЦБ, а другую — для учета настоящего положения дел.

Но проблема в том, что простых вкладчиков эти разборки между Центробанком и банкирами никак не должны были коснуться. И все-таки тысячи вкладчиков не могли получить свои, гарантированные законом, средства не то, что в течение 14 дней, а по несколько месяцев.

Хотя АСВ обвиняет во всем жадных банкиров, и этот факт нельзя отрицать, однако, свою вину в проблемах вкладчиков госкорпорация умалчивает.

Разве после того, как случился первый случай отзыва лицензии у банка из ТОП-100 и не выяснилось, что банки могут вести параллельно две бухгалтерии, Агентство или Центробанк не должны были разработать механизм по выдаче средств? А ведь несмотря на то, что первый отзыв лицензии у крупного банка случился в феврале, до конца 2016 года так ничего в этом направлении не было сделано.

Крупный банк больше не гарант

Кстати, в общей сложности, за 2016 год Центробанк отозвал лицензии у 5 банков, входивших в ТОП-100. Еще 2 кредитные организации стоят на очереди — главный банк РПЦ «Пересвет» и второй по величине банк Республики Татарстан «Татфондбанк». Однако, этим банкам повезло чуть больше, так как для них возможна процедура санации.

Но сам по себе факт того, что у крупного банка, который работает на рынке не менее 10 лет (а многие из тех, у кого были отозваны лицензии, работали на рынке более 20 лет), имеет большое количество отделений, определенную репутацию на рынке и честно заработанное место в банковской системе, могут отобрать лицензию — более, чем показательный признак кризиса в 2016 году.

Теперь обычные граждане не могут доверять не только мелким, но и крупным банкам, потому что если тот попадет под обстрел ЦБ, свои деньги вкладчик может увидеть еще не скоро. Куда же деваются миллиарды средств, которые раньше равномерно распределялись между мелкими, средними и крупными банками?

Концентрация вкладов

Во-первых, большое количество граждан вовсе утратило доверие к банкам. Этим объясняется статистика: за 10 месяцев 2016 года объем вкладов в банковской системе вырос всего на 0,7% — до 23,4 трлн руб.

— против роста на 14,2% за аналогичный период прошлого года.

И это несмотря на то, что ЦБ отозвал лицензии у почти 90 банков, как мы видим, люди не понесли свои деньги снова в банки, а оставили их дома, под матрасом.

Во-вторых, тем, кого перспектива хранить деньги в кубышке дома не прельщала, понесли деньги куда? Правильно, в Сбербанк и другие банки из ТОП-30.

«За 10 месяцев 2016 года доля 10 крупнейших (по объему вкладов) банков выросла на 3 п. п. — до 69,4%, а доля топ-30 — до 82%.

При этом топ-5 госбанков (Сбербанк, ВТБ24, Газпромбанк, Россельхозбанк, ВТБ) по итогам октября показали исторический максимум — 60% рынка вкладов. Банки вне топ-30 с начала года по 01.11.

2016 показали отрицательную динамику вкладов — минус 11,5%», — говорится в обзоре аналитического центра НАФИ.

Асв в руках цб 

Возможно, ситуация на рынке начнет улучшаться, когда ЦБ возьмет под свой полный контроль не только механизм санации, но и Агентство по страхованию вкладов. Напомним, что летом Эльвира Набиуллина выступила с предложением изменить механизм санации банков, который в данный момент, по мнению главы регулятора, является дорогим и неэффективным.

В правительстве поддержали эту идею и наделили Банк России правом назначать большинство членов совета директоров Агентства по страхованию вкладов (АСВ), которое сейчас занимается как банками, у которых отозвана лицензия, так и теми, которые проходят процедуру финансового оздоровления (санации).

ЦБ также получил возможность самостоятельно принимать решение, создавать ли специальную организацию для санации банков и определять, кто будет управлять такой структурой.

Однако, во время принять закон в этом году не получится, как сообщил замглавы Минфина РФ Алексей Моисеев, поэтому эта банковская тенденция явно получит новый виток развития на следующий год.

Интересно, что хотя Набиуллина получила, наконец, в свои руки такой важный функционал, как санация банков, ее подчиненные что-то не спешат участвовать в этой деятельности.

По информации некоторых СМИ, топ-менеджеры Банка России не хотят курировать такое опасное в репутационном плане направление, как санация банков.

Что ж, посмотрим в следующем году, что выйдет из этой авантюры Центробанка. А пока нам определенно предстоит жить с низкодоходными вкладами, дорогими кредитами и абсолютной неуверенностью в завтрашнем дне. С наступающим, господа!

Источник: https://BankDirect.pro/tsb-za-protiv/sobytiya-izmenivshie-bankovskiy-rynok-v-2016-godu-694596.html

БизнесЖизнь
Добавить комментарий