8(800)350-83-64

Как сыграть на взрыве добычи в северной дакоте

Похоже веселые времена опять здесь. Официальные лица Северной Дакоты объявляют, что нефтяной бум «возвращается стремительно»

Как сыграть на взрыве добычи в Северной Дакоте

Отличные новости!!! По информации OilJobFinder.com, регулятор в сфере добычи нефти в Северной Дакоте Хелмс послал письмо администрации Уиллистона, чтобы та была готова к возврату нефтяного бума.

«Все вернется очень быстро», сказал Хелмс членам Торговой палаты Уиллистона.  «Нам нужно поработать, чтобы быть готовым к этому».

Почувствуйте запах отчаянной надежды в его риторике…

Без сомнений, это произойдет, и ничто не сможет остановить это. Цены на нефть достигли своих шестимесячных максимумов вчера. Это свет в конце туннеля, которого мы так ждали. Вытаскивайте свои резюме, закатывайте рукава, весёлые времена возвращаются.

С ценами на нефть, взбирающимися выше и выше, мы увидим оживление на нефтяных площадках. Бурильные команды ждут сигнала. Многие компании вернутся на Баккен и попытаются компенсировать потерянное время. Тысячи рабочих потребуется на каждом месторождении нефти.

OilJobFinder.com отмечает, что по расчетам Хелмса, Уиллистон нужно будет привлечь 40 000 дополнительных постоянных работников.

Для этого потребуется, чтобы население города равнялось 80 000 жителей. По сегодняшним оценкам в Уиллистоне проживает 30 000 жителей.

Время подготовить условия для приезда еще 50 000 человек. Мы увидим взрывной рост населения в городе.

Индустрия стремится вернуться к работе. В связи с недавним спадом нефтяных цен, дела замедлились повсюду. Пострадали не только нефтяные компании: эффект домино задел каждого.

Упавшие цены на нефть заставили компании заняться тонкой настройкой методов добычи в Северной Дакоте. Себестоимость добычи сланцевой нефти в Северной Дакоте значительно снизилась. Нефтяные компании больше не нуждаются в высоких ценах на нефть.

Они нашли способ добывать нефть задешево, как все и ожидали этого от них.

Тонкая настройка методов добычи означает, что нефтяные скважины теперь совсем непохожи на, те что были раньше. Речь идет о практически полном исчезновении снижения дебета скважины в момент начала добычи нефти на ней. Скважины, которые бурятся сейчас,- монстры, и темпы падения дебита снижаются с каждой пробуренной скважиной.

Нефтяные компании также являются свидетелями, так называемого, гало-эффекта скважин. Сейчас, когда множество скважин уже пробурено, компании начинают пожинать плоды своих трудов.

Когда компании приходят на площадку и бурят новую скважину вблизи пробуренных ранее, эти старые скважины получают новый импульс. Этот процесс называется гало –эффект. Пробурив новую скважину, компании осуществляют фракинг новыми методами, что приводит к появлению новых скважин-монстров.

Эти скважины такие большие, что даже саудиты дрожат от страха. Фракинг этих новых скважин стимулирует рост дебита старых, находящихся поблизости.

Благоприятствует нефтедобычи в Северной Дакоте и тот факт, что стоимость бурения значительно снизилась. Хелмс, встречавшийся с несколькими директорами нефтяных компаний в Хьюстоне, говорит, что лидеры нефтяной отрасли рассматривают Баккен, как самое привлекательное место для инвестиций, если цена на WTI составит, как минимум, $60 за баррель.

Мы буквально в шаге от этого. Готовы подключиться к работе? Скажите своим друзьям, что Северной Дакоте потребуются новые рабочие руки, чтобы добыть всю нефть и весь газ, который там есть. Даже когда цены на нефть были высоки, в Северной Дакоте не хватало работников.

Служба занятости Северной Дакоты заявляет, что сейчас имеется более 15 000 вакансий, и каждый день добавляются новые.

«Я думаю, нам следует использовать это затишье, чтобы подготовиться к возвращению нефтяного бума, который вернется стремительно», говорит Хелмс.

Темпы строительства в Уиллистоне получили мощный импульс в ответ на рост спроса, вызванного нефтяным бумом. Отели возводились повсюду. Были построены тысячи новых домов.

Это была прекрасная возможность для всех получить свою часть пирога, при этом не работая в сфере добычи нефти. Подрядчики здесь нужны повсюду.

Если Вы строитель или управляющий строительной компанией, пакуйте чемоданом и спешите в Северную Дакоту.

Бывший мэр Уиллистона Ward Koeser также утверждает, что цифра 80 000 была озвучена некоторыми строителями несколько лет назад, когда нефтедобыча только начинала развиваться.

«Эта цифра, которую держат в голове многие», говорит Ward Koeser.

80 000 людей – это может оказаться еще скромной оценкой, если все планы осуществятся. Поговаривают, что планируется построить новые нефтеперерабатывающие предприятия. Может быть рост населения перешагнет отметку 100 000. Уиллистон растет быстро и продолжит расти в следующие 30 лет.

Недавнее снижение активности из-за падения цен на нефть имело свои плюсы: в Уиллистоне расширяют школы, улучшают дороги, стоят дома, улучшают инфраструктуру. Делают все то, что впоследствии поддержит рост.

«Если это случится так быстро, как он обещает, мы будем готовы к этому, и это будет здорово», говорит Ward Koeser.

Препятствием может стать нехватка рабочей силы, говорит Хелмс.

«Экономика оправилась от кризиса повсюду. Приедут ли люди из других частей страны, как они это сделали в прошлый раз?», задается вопросом Хелмс.

Президент Торговой палаты Уиллистона Scott Meske утверждает, что Уиллистон и другие комьюнити региона готовы к буму.

Ken Callahan, президент отделения Американского Института нефти в Уиллистоне уверен, что население готово и ожидает, когда бизнес начнет разогреваться.

«Мы уже все видели и всему научились», говорит Callahan.

Уиллистон центр нефтяной активности в Северной Дакоте. Он находится в западной части штата и граничит с Монтаной. Здесь находятся прекрасные школы, которые откроют двери вашим детям.

Множество розничных магазинов были построены здесь. Город действительно вырос и в силах удовлетворить любые ваши запросы.

Стали воспоминаниями те дни, когда вам нужно было ехать за покупками в другой город.

В городе возникнут новые бизнесы, а вмести с ними буду построены новые дома. Если вы не хотите покупать дом, то вам предложат множество вариантов съемного жилья. Многие апартаменты в Уиллистоне имеют выход на крышу.

Уиллистон помимо прочего является рекреационным центром, называемым The Williston A.R.C. Уникальное спортивное оборудование позволяет говорить, что спортзал Уиллистона – самый лучший в штате.

Отличный полноразмерный бассейн, четыре теннисных корта, клетки для игры в бат, четыре баскетбольные площадки, трек, аквапарк, симулятор гольфа, чтобы освежить ваши навыки, когда погода не позволяет играть снаружи, и многие другие вещи, которые вам понравятся.

Веселье возвращается в Северную Дакоту. Время засучить рукава. Приготовьтесь и набросайте план. В следующей нашей публикации мы расскажем больше о Уиллистоне. Поделись этой статьей со своими друзьями. Нефтяные поля ждут тебя, крошка!

***

Конечно, сказав это нужно помнить о том, что складские запасы нефти на рекордных уровнях, оценки спроса уменьшаются, добывающие компании объявляют дефолты ускоряющимися темпами, небольшие нефтеперерабатывающие предприятия Китая начинают замедлять работу.

Абсолютно очевидно, что как бы не было дешево добывать сланцевую нефть, рост добычи приведет к тому, что трейдеры начнут продавать ближний конец кривой (так как производители захеджировали добычу дальними фьючерсами, не сильно впечатленные нефтяным ралли, начавшегося в середине февраля).

Но не волнуйтесь, пора отправляться в Уиллистон опять! Разве может что-нибудь пойти не так?

03.05.2016 г.

http://www.zerohedge.com/news/2016-05-03/its-about-get-crazy-again-north-dakota-official-exalts-oil-boom-coming-back-rush

пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похоже веселые времена опять здесь. Официальные лица Северной Дакоты объявляют, что нефтяной бум «возвращается стремительно» обновлено: Январь 8, 2017 автором: Тайлер Дерден

Источник: http://finview.ru/2016/05/04/zerohedge-com-04-05-2016-2/

Насколько сланцевая нефть хуже обычной? Смотря что считать «обычной»

Вопросы экономической рентабельности сланцевой добычи — популярная тема для обсуждения. Но для развития человечества необходима не прибыль, а энергия. Важно, чтобы для получения самих энергетических ресурсов этой самой энергии тратилось не так уж много. Предлагаем оценку энергетической рентабельности сланцевой добычи.

Не секрет, что разработка сланцевых запасов в некоторых случаях определяется не только экономическими, но и политическими соображениями.

Польша, Китай, некоторые другие страны, несмотря на более чем скромные успехи и сомнительную экономическую рентабельность, по-прежнему стремятся развить у себя подобную добычу энергоресурсов.

В США вроде бы экономика добычи сланцевых запасов пока положительная, но и здесь долларовая накачка помогла ускорить темпы развития сланцевой отрасли.

Так или иначе, экономические перекосы в наше время не редкость, и в производстве энергоресурсов (где велика геополитическая составляющая) это встречается сплошь и рядом.

Но деньги сами по себе не так важны, ведь основное назначение добычи углеводородов — получать энергию, а не деньги.

Поэтому тем важнее проводить оценки энергетической рентабельности добычи (EROEI или Energy Return on Energy Investment) — какое количество энергии нужно затратить, чтобы получить единицу «новой» энергии в виде сланцевых нефти или газа.

Часто бытует мнение, что сланцевая добыча энергетически нерентабельна — то есть на получение сланцевых нефти и газа приходится потратить сопоставимый объём энергии.

На самом деле приемлемый уровень энергорентабельности для любой добычи ископаемых энергоресурсов, как считается, находится в районе пяти — то есть, затратив одну единицу энергии, мы получим 5 единиц на выходе. Если же выход энергии меньше, то уже могут начаться проблемы.

Это связано с тем, что самые разнообразные косвенные расходы по транспортировке и конвертации энергии для конечного потребителя также съедают часть энергии.

Расходы на добычу — это расходы на дизтопливо

Для сланцевой нефти, как известно, важную роль играет интенсивное бурение скважин. Буровые машины работают на дизельном топливе, поэтому расходы на «дизель» — это ключевая графа в энергозатратах при бурении на сланцевую нефть или газ. Да и транспортировка оборудования — это тоже работа грузовиков. Есть и другие затраты, хотя их доля невелика, — об этом ниже.

А пока — модельный пример, чтобы описать суть. Допустим, вы смонтировали буровую и хотите пробурить скважину и добыть нефть. На бурение и ввод скважины истратили 100 тонн дизельного топлива и потом добыли 2000 тонн нефти.

Получается, что 5% от добычи вы потратили на саму добычу и ваша «полезная» добыча — 1900 тонн нефти. Коэффициент EROEI как раз и определяет это соотношение и записывается с помощью перевода тонн дизеля и нефти в энергетические единицы (джоули): EROEI = энергетическая добыча/энергетические расходы.

В нашем примере это запишется примерно так: 82 тераджоуля/4,1 тераджоуль, то есть EROEI = 20. Если же вы потратите 100 тонн дизеля и добудете 100 тонн нефти, то полезной добычи не будет, EROEI = 1 (4,1/4,1), и такую нефть лучше вообще не добывать. Для наглядности лучше использовать доли в процентах.

В первом случае 100% — вся добыча и 5% — расходы (95% полезной добычи), во втором 100% — добыча и 100% — расходы (0% полезной добычи).

EROEI можно считать по-разному. Можно на скважине — то есть в расходах учитывать только расходы на добычу. Можно считать EROEI у потребителя — в этом случае добавятся расходы на инфраструктуру месторождения, транспорт нефти и нефтепереработку.

Мы попробовали оценить EROEI сланцевой нефти на скважине — так как именно на этом этапе и находятся основные отличия от «традиционной» добычи.

И взяли для примера американское месторождение Bakken, расположенное в Северной Дакоте. Американские статистические ведомства предоставляют достаточно точную информацию по затратам топлива в каждом штате.

В какой-то момент, одновременно с ростом сланцевой добычи, началось и увеличение спроса на дизтопливо в Северной Дакоте.

Кроме того, зная затраты труб и цемента на скважину (250 и до 600 тонн), а также энергетические затраты на производство стали и цемента (21 и 3,4 ГДж на тонну), можно оценить и энергозатраты на эти компоненты. Анализировался 2011 год, так как пока только для него есть все необходимые данные.

Ещё один важный момент. В 2011 году было пробурено около 1000 скважин, расходы на них — в знаменателе. Но в числителе — не полученная за 2011 год энергия (в виде нефти) от всех новых и старых скважин, а накопленная добыча — ожидаемая добыча нефти за всё время жизни этих 1000 скважин.

Это важно: если мы возьмём данные по производительности в текущем году, то исказим картину. Данные по накопленной добыче в различных источниках несколько отличаются, поэтому мы специально взяли оценку, ближе к минимальной (260 тыс. баррелей на скважину), чтобы случайно не завысить значение EROEI. И вот что у нас получилось:

Числитель — накопленная за всё время жизни добыча пробурённых в 2011 году скважин (260'000'000 баррелей). То есть в числителе добыча для скважин, пробурённых за год (1000 шт.), в знаменателе — все энергетические расходы на эту самую добычу (ввод 1000 скважин). Подавляющая доля расходов — это дизтопливо (86%).

Разделив 1560 на 55 получим EROEI = 28 (то есть соотношение 28 к 1), что означает: на единицу энергетических затрат пришлось 28 единиц энергетического дохода. Если перевести в доли: от 100% добытой энергии 3,6% (100/28) пошло на саму добычу.

Для сравнения, на волне запуска лучших месторождений в конце XIX — первой половине XX века EROEI добычи превышал 100. Фактически энергозатратами на саму добычу можно было пренебречь. Ещё бы — пробурил скважину — получил нефтяной фонтан. Но сейчас ситуация изменилась.

Хороших месторождений почти не осталось. На истощённых старых традиционных месторождениях — вовсю бурятся горизонтальные скважины и применяется гидроразрыв, как и при сланцевой добыче.

То есть каких-то качественных отличий от сланцевой нет, и потому EROEI на старых традиционных месторождениях не будет сильно отличаться от EROEI «сланца».

Так или иначе, EROEI = 28 — это очень хороший показатель. И строго говоря, — не так важно EROEI = 28 или 100 (1% или 3,6% энергии тратятся на добычу). Только на нефтепереработку нужно 10% от полученной энергии. То есть расходы, например, на добычу + нефтепереработку для традиционного месторождения составят 11%, для нетрадиционного — 13,5%.

Да, конечно, что-то мы могли не учесть в своих расчётах. Но принципиально это ситуацию не изменит, пусть даже EROEI у скважины составит 20. Основное — особенности темпов бурения и качество запасов — учтены.

Насколько традиционные месторождения лучше?

Всё это выглядит настолько оптимистично для сланцевой нефти, что, конечно, захотелось себя перепроверить. Каким образом? Логично это сделать путём сравнения с традиционными месторождениями. То есть оценить, сколько скважин бурится на «обычных» месторождениях и какую добычу они обеспечивают. К сожалению, подробных данных по обычным месторождениям мало. Но кое-что удалось найти.

Вот оценки по двум гигантским месторождениям. Заметим сразу, что это — лучшее, что есть (точнее, было на планете) по качеству запасов, а месторождения такие в мире в общем-то на счёт. Это Прадхо-Бей на Аляске или же российский Самотлор.

На Самотлоре за 40 лет добыто около 18 млрд баррелей и пробурено 18 тысяч скважин, то есть около миллиона баррелей на скважину, на Прадхо-Бей ситуация похожая. То есть на Самотлоре и Прадхо-Бей средняя скважина выдала около 1 млн баррелей за всю историю эксплуатации.

Ясно, что сначала качество запасов было лучше, потом — хуже.

А что со сланцевой нефтью? Средняя накопленная добыча для скважины Баккена составляет 250–400 тысяч баррелей (по разным данным) за всё время эксплуатации.

То есть самый важный параметр — накопленная добыча — отличается лишь в 2,5–4 раза. Соответственно и бурить надо в 2,5–4 раза больше. Для тех же результатов. Но и сами скважины в 2 раза длиннее (3 км вниз + 3 км горизонтального ствола). Ещё одна деталь, связанная с накопленной добычей.

Сланцевую добычу часто критикуют из-за быстрого падения дебитов (производительности) скважин. Но, строго говоря, это не так важно.

Важна именно накопленная добыча за всё время жизни скважины, а какова была динамика этой добычи — падала ли она быстро с высоких значений или медленно с низких — не имеет никакого значения.

Но новых супергигантов уже нет. И если тот же Прадхо-Бей на Аляске в начале своей разработки (1980-е годы) давал 1,6 млн баррелей нефти в день, то сейчас — всего 0,2 млн баррелей. Не исключено, что новые традиционные месторождения «попроще» будут показывать и худшую накопленную добычу.

А на старых качественных, но истощённых месторождениях приходится применять всё тот же гидроразрыв и горизонтальное бурение. Для примера: горизонтальный ствол уже перестал быть экзотикой для месторождений России, а, например, «Роснефть» на гигантском и старом (разрабатывается с 1981 г.

) месторождении «Приобское» вводит всё новые скважины с ГРП. И это без учёта того, что эти месторождения находятся в труднодоступных условиях.

И когда наши нефтяные компании рапортуют о низкой себестоимости добываемой нефти даже на старых месторождениях (хотя и она уже растёт), нужно понимать, что значительная часть капитальных затрат — это советское наследство.

Означает ли это, что наши запасы в результате не имеют никакого преимущества перед, скажем, американскими?

И да, и нет.

Главный вопрос — велики ли запасы сланцевой нефти?

С одной стороны, наше конкурентное преимущество действительно снижается. На старых месторождениях — ситуация по затратам близка к «сланцевой» добыче.

А для разработки новых удалённых месторождений нужны огромные инвестиции для освоения (а это и экономическая, и энергетическая рентабельность), даже если собственно бурения там меньше. Плюс расходы на доставку.

А у сланцевой нефти, как мы видим, с энергорентабельностью пока не всё так плохо.

Но со сланцевой нефтью есть ещё одна деталь. Пока в США всего два таких (где добыча оправдана) гигантских нетрадиционных месторождения нефти — Bakken и Eagle Ford. И всё.

При этом высокая степень геологической изученности в Соединённых Штатах говорит в пользу того, что новых таких открытий уже не будет. Другое дело, что на самом месторождении Bakken есть несколько пластов.

И если несколько лет назад основная добыча шла с пласта «Средний Bakken», то сегодня почти треть новых скважин с верхнего пласта Three Forks (а всего их там 7).

Хотя формация и называется «сланцевой», она содержит много пластов, и сланцы — лишь два из них. Ещё 7 являются несланцевыми (напр. песчаники, доломиты).

Именно оттуда нефть и добывается, поэтому нефть Bakken и Eagle Ford — строго говоря, не сланцевая, этот термин мы используем, как наиболее распространённый.

А нетрадиционной она зовётся из-за того, что коллектор (твёрдая нефтеносная порода) плохо пропускает через себя нефть. Более точный и удобный термин для неё — нефть низкопроницаемых коллекторов.

Вот, кстати, как примерно выглядит «план» по разбуриванию этого месторождения.

Сланцевая формация Bakken. Размер каждого квадратика = 1,6 × 1,6 километра. Чёрные линии — стволы скважин. Теперь можно представить распределение скважин (одна/две на 5,1 квадратных километра) и их длину (3 километра).

Что с месторождениями сланцевой нефти в мире — остаётся вопросом. И от этого во многом зависит, каким будет нефтяное предложение в ближайшие десятилетия.

Источник: https://www.nalin.ru/naskolko-slancevaya-neft-huzhe-obichnoy-smotrya-chto-schitat-obichnoy-3174

Размышления над тонущим баккеном

Размышления над тонущим баккеном

Месяц назад я опубликовал статью о дальнейших перспективах сланцевой нефти и не нашел их особо блестящими. В рамках объемного материала нельзя было углубляться в детали, и пришлось отложить это занятие на потом.

Время пришло, и сегодня я намерен сосредоточиться на самом крупном сланцевом месторождении Баккен.

Сразу оговорюсь: я пишу для широкой российской аудитории; знающих специалистов прошу не пенять на то, что в статье будут встречаться давно им известные истины.

1. ЗАПАСЫ И ДОБЫЧА

По площади (520 тыс. кв. км) Баккен – второе крупнейшее нефтяное месторождение мира, оно лишь немного уступает территориям материковой Франции или Ханты-Мансийского округа. Нефтеносные пласты прослеживаются на территории американских штатов Северная Дакота и Монтана, канадских Саскачеван и Манитоба.

Однако канадская добыча в лучшие времена составляла не более 9% от общей, а в штате Монтана залежи давно выработаны и сейчас подают нефти менее 300 т/сут. Более 90% текущей добычи приносит штат Северная Дакота; на его территории нефтеносная площадь составляет 68 тыс. км2, это 13 % от всей площади месторождения.

В разрезе формации Баккен имеется три продуктивных пласта (рис.1). Основной пласт «средний баккен» толщиной до 40 м представлен очень плотными песчаниками с примесями сланцев и доломитов. Сверху и снизу он ограничен сланцами толщиной от 5 до 15 м.

Рис.1. Схематичный разрез формации Баккен

В результате такого строения, похожего на пирожок с начинкой, на Баккене образовались ПРЕКРАСНЫЕ УСЛОВИЯ для многоступенчатого гидроразрыва. Толстый пласт между двумя пластичными прокладками – идеальное место для горизонтальной скважины.

Там, где толщина его уменьшается до 10-15 м, притоки малы, и никакой гидроразрыв уже не поможет. Из рис.2 видно, что пласты с толщиной более 18 м занимают менее половины площади, восточная и южная части тоньше.

Забегая вперед, отметим, что они практически не разбурены.

Рис.2. Карта изопахит, линий равных толщин пласта

Ниже основного горизонта найдены частично нефтеносные пласты Sanish и Three Forks, но они содержат на порядок меньше запасов.

Геологические (начальные) запасы нефти Баккена огромны. Хотя нефть здесь занимает всего лишь 5% объема породы, только в Северной Дакоте ее содержится 22 млрд тонн. За прошедшие годы добыто 240 млн т, следовательно, текущий коэффициент нефтеотдачи (внимание!) составляет 1,1%.

С другой стороны, проницаемость породы изменяется в пределах 0,02-0,6 мД, это в сотни и тысячи раз меньше, чем у богатых месторождений. Ранее я уже писал, что большая часть скважин пробурена в зонах естественной трещиноватости, примерно в центре Баккена. Сейчас мы добавим к этому тезису кое-какие цифры.

Власти Северной Дакоты публикуют подробную статистику по всем скважинам, отдельно по муниципальным округам (графствам). Для начала вычислим, сколько нефти ежедневно добывается с 1 км2 в разных округах. Результаты в виде карты изображены на рис.3, а прочие детали – в табл.1.

Рис.3. Карта удельных отборов нефти с единицы площади

Таблица 1.

Показатели добычи нефти и газа

Оказывается, 91% всей нефти добывается в четырех графствах: McKenzie, Mountrail, Dann и Williams. Здесь пробурено 11271 добывающих скважин (73% фонда), сейчас они работают с неплохим средним дебитом 8-13 т/сут.

Отметим, что общая площадь этих округов составляет 23,4 тыс кв. км. Это тоже много, но все же в 22 раза меньше всего Баккена. Франция тут уже не поместится, только Израиль.

Еще 5 округов приносят 8,2% добычи, а на территориях остальных семи графств она вообще незначительна. Почти 32 % скважин там простаивают.

2. ГАЗ ВМЕСТО НЕФТИ

В пластовых условиях, при аномально высоких давлениях 430-460 ат каждая тонна нефти Баккена содержит 70-150 м3 попутного газа. После запуска скважины давление вокруг нее резко снижается и при 180 ат газ начинает выделяться из нефти. А поскольку вязкость газа намного ниже, чем жидкости, его доля в продукции растет, а нефти – падает.

Динамика добычи нефти, газа и изменения газо-нефтяного фактора приведена на рис.4. Видно, что еще 10 лет назад газа добывалось втрое больше положенного. Не удивительно, что средний дебит нефти тогда составлял скромные 4 т/сут.

Рис.4. Изменение добычи нефти и газа

Интенсивное бурение в 2009-2014 г.г. добавило в эксплуатацию 8 тыс. новых скважин, газонефтяной фактор от этого снизился, но в последние 3 года снова вырос на 60 %.

Самые высокие значения его (450 м3/т) достигнуты в округах McKenzie и Williams.

Дальнейший рост добычи газа сдерживается тем, что при газовом факторе 700-1000 м3/т дебит нефти уже очень мал, и скважины, как правило, останавливают.

Рост газо-нефтяного фактора сопровождается уменьшением плотности нефти. Более тяжелые фракции задерживаются в порах породы, а легкие лучше выносятся газом. Именно поэтому американская WTI на 5-7% легче других марок.

Нефть Баккена весьма летуча и взрывоопасна, ее нужно тщательнее сепарировать и отстаивать перед транспортировкой. Вероятно, нарушение этих требований стало одной из причин взрывов при железнодорожной аварии в канадском городе Лак-Мегантик.

В силу этих факторов нефть Баккена существенно дешевле; в декабре ее баррель стоил $40,5, что на 20% меньше барреля WTI.

Но все это, так сказать, мелкие, преодолимые неприятности, а главная беда поджидает нас впереди. По росту добычи газа можно приближенно судить о давлениях вблизи ствола скважин; я его оцениваю в 40-60 ат.

При таких давлениях на глубинах 2500-3000 м достигается предел прочности пород на сжатие, это влечет за собой деформацию цементного кольца и прилегающей породы.

Вблизи ствола появляются трещины, которые часто приводят к перетокам пластовых вод из других горизонтов.

3. ВОДА ИЗ ВСЕХ ЩЕЛЕЙ

Баккен заливает вода. Более 98% скважин добывают ее вместе с нефтью. Средняя массовая доля воды в продукции месторождения составляет 61%.

Поначалу я не поверил своим глазам. Ведь в основном пласте, среднем баккене подстилающей воды нет. Конечно, четверть скважин работают из других пластов, в них вода присутствует, но они не делают погоды.

Разумеется, я много раз сталкивался с аварийными скважинами, в которых отмечались заколонные перетоки пластовых вод. Но трудно было представить, что все 10 тыс скважин имеют такие дефекты. Перепроверил таблицы – все верно.

В прошлом году на 50 млн т добытой нефти Баккена пришлось 66 млн т воды. И есть три серьезных аргумента в пользу ее постороннего происхождения.

Во-первых, даже при обычных операциях гидроразрыва примерно в половине скважин через месяц-другой появляются притоки воды из ближайших пластов. А тут в скважинах рвут пласты десятки раз перед вводом в эксплуатацию.

Во-вторых, перетокам посторонней воды очень способствуют низкие давления в скважинах. В нашем пласте – 50 ат, а в том, что над ним – 300 ат. Вдоль обсадной колонны возникают огромные перепады, и порода часто их не выдерживает.

В третьих, именно на Баккене притоки воды в течение многих месяцев сохраняют свою величину, будто черт открыл на полпальца подземный кран. Это не черт, это другой пласт сообщается со скважиной через небольшое повреждение цемента за колонной. Со временем оно может и увеличиться.

Проиллюстрирую обводнение скважин на конкретном примере (рис.5).

Рис.5. Динамика добычи нефти и воды в скважинах округа McKenzie

Первую скважину (верхний график) ввели в эксплуатацию в августе 2012 года с прекрасным дебитом нефти 95 т/сут. Через три месяца в ней установился стабильный приток воды в объеме 15-30 т/сут. Дебит нефти за последующие 1,5 года упал до 6-7 т/сут.

В апреле 2014 года владелец провел операцию по стимулированию скважины. В результате добыча нефти выросла вдвое, а воды – в 8 раз, до 116 т/сут. Все последующие 2,5 года скважина работала с обводненностью 60-90 %. Сейчас приток нефти почти иссяк и составляет около 4 т/сут.

Примечательно, что пробуренная позже в том же блоке вторая скважина (нижний график) сразу обводнилась на 95%. Добыча воды в ней достигала 150-175 т/сут, тогда как нефти было не более 5 т/сут. Всего на этом небольшом блоке Statoil пробурила 4 скважины, все они сразу подавали более 60 % воды, две уже полностью обводнились и в настоящее время простаивают.

Если вдуматься, то эти явления выглядят закономерно. Округ McKenzie разбурен вдоль и поперек, здесь 4157 скважин, по одной на каждые 1,78 км2 площади. Это горизонтальные стволы длиной до 3 км.

К каждому из них примыкает по 20-30 искусственных трещин гидроразрыва длиной до 100 м. В залежи создана огромная сеть высокой проницаемости, а давления в разных точках изменяются от 20 до 460 ат.

При таких градиентах вода будет гулять там легко и свободно.

Не удивлюсь, если окажется, что на одном берегу Миссури добытую с нефтью пластовую воду качают в водоносный пласт Sanish или Longepole, а на другом берегу ту же самую воду добывают с нефтью из среднего баккена. Мне случалось видеть зигзаги воды и похлеще.

На крупном Ватинском месторождении, близ Самотлора, геологи как-то решили проследить путь закачиваемой в пласт воды с помощью цветного индикатора. И были весьма удивлены, обнаружив его через два дня (!) в шести других пластах (!!!).

А в том, куда качали, его так и не нашли…

Из-за быстрого обводнения нефтяники Баккена уже сокращают отборы. За последний год добыча нефти снизилась на 15 %, воды на 7 %, средняя обводненность выросла с 59,3 до 61,3%. И для того, чтобы закончить этот краткий анализ, нам осталось ответить на последний вопрос:

4. ГДЕ БУДЕМ БУРИТЬ ДАЛЬШЕ?

Взгляните на рис.6. Он очень нагляден, я привожу его не в первый раз. Это карта забоев скважин небольшого участка графства Mountrail. Где же тут бурить?

Рис.6. Расположение забоев скважин на участке близ г. Parshall

В правой части, похоже, непродуктивная зона. Неразбуренной осталась только площадь большого проточного озера, но получить здесь разрешение на бурение невероятно трудно. К тому же это территория проживания индейцев.

Если вернуться к таблице 1, то заманчиво выглядит бурение в округе Divide. Здесь уже имеется 824 скважины, 90% из них работают с приемлемым дебитом 5,4 т/сут.

Но когда я подсчитал, что средняя обводненность скважин уже достигла 70%, желание бурить сразу исчезло.

Похоже, не горят им и американские нефтяники: количество активных буровых станков Баккена за последние месяцы выросло всего лишь на 7 единиц до 37 шт. Это в 6 раз меньше, чем 5 лет назад в период сланцевого бума.

Нет никаких оснований полагать, что разбуривание периферии Баккена принесет больше нефти, чем в центре. Наоборот, все имеющиеся данные (см. табл.1) указывают на то, что нефтеносность там в 3-5, а кое-где и в десятки раз хуже. О добыче этой нефти можно будет говорить только через многие годы, с новым, пока еще неведомым арсеналом техники.

5. РЕЗЮМЕ

Месторождение Баккен при огромных геологических запасах, тем не менее, вступило в завершающую стадию эксплуатации. Налицо ВСЕ признаки этого процесса: снижение добычи нефти и отборов жидкости, рост обводненности и числа бездействующих скважин.

Главной причиной упадка является прогрессирующее обводнение. Из-за снижения забойных давлений в скважинах повсеместно произошли прорывы посторонних пластовых вод. Прекратить этот процесс при современном уровне техники не представляется возможным.

Произошедший рост нефтяных цен мало повлиял на объемы бурения. Самые продуктивные зоны Баккена в четырех округах практически полностью разбурены, а выход за их пределы несет риски получения низких дебитов и ускоренного обводнения скважин.

6. В ЗАКЛЮЧЕНИЕ – НЕМНОГО О ГРУСТНОМ

Приведенная мной информация содержится в абсолютно доступных источниках. Истощение скважин Баккена из-за перехода на газ было известно еще 10 лет назад. Прогрессирующее обводнение массово выявилось в 2012 году. Почему никто не говорит об этом? Три года назад на форуме Р.Паттерсона прошло небольшое обсуждение, и только. С тех пор проблема из юного поросенка выросла в громадную свинью.

Ведь пора уже действовать. Надо проверять нагнетательные скважины на предмет утечек, прослеживать пути пластовой воды. Надо все же выявить связь между гидроразрывом и повреждениями цемента.

Разумеется, сервисные компании поднимут жуткий крик и будут доказывать, что они не виноваты. Это их основной заработок и они будут драться за него когтями и зубами.

Но можно собрать объективную статистику.

Почему эти вопросы не обсуждаются федеральными геологами, Американским Нефтяным Институтом, Обществом инженеров-нефтяников? Почему только Арт Берман громко говорит о явных провалах «сланцевых» технологий?

Может быть потому, что бежать, зажмурив глаза, за Красной Королевой или хвалить наряд Голого Короля проще (и доходнее!), чем возражать и доказывать? Если так, я готов предложить выход из этой грустной ситуации. Нужно во всем обвинить русских.

Русские это сделали!

Это русские хакеры пролезли в компьютеры управления скважинами и мешают им работать на благо Америки!

Это русские подливают воду в скважины!

И все эти гадости про Баккен тоже написал русский, причем не ради нефтяной науки, не ради истины, а ради пропаганды и по специальному заказу!

Не подходит такой вариант? Тогда шутки в сторону, много работы впереди.

Источник: https://cont.ws/post/524022

Протесты индейцев резервации Стэндинг-Рок против строительства нефтепровода «Дакота Эксес»

Индейцы племени Сиу в резервации Стэндинг-Рок (Standing Rock), США, протестуют против строительства нефтепровода «Дакота Эксес» (Dacota Access pipeline).

Этот протест получил международную поддержку активистов климатического движения (движение экологических и левых активистов против корпоративного капитализма и экономики, основанной на использовании ископаемых углеводородных энергетических ресурсов, приводящих к глобальному изменению климата, также известно как «климатическая справедливость») и движения за права национальных меньшинств и коренных народов. За последние месяцы на призыв, исходящий от этого протеста, откликнулись тысячи активистов, съехавшихся в сельскую местность в районе Кэннон Бол (Cannon Ball) в штате Северная Дакота. В соцсетях также сообщается об активной поддержке протестующих со стороны американских анархистов.

Племя Сиу опасается, что нефтепровод загрязнит воду в реке Миссури, рядом с которой он должен пройти, источнике питьевой воды для индейцев. По словам представителей племени, проект не дает гарантии от утечки нефти. В случае утечки источники воды и земля будут отравлены.

Также племя называет землю, на которой собираются строить нефтепровод, священной, там находятся индейские захоронения. Проблема в том, что эта земля находится на расстоянии 1 – 0,5 мили от границ резервации не принадлежит племени.

Большая часть земель, на которых ведется строительство, находится в частных руках (принадлежит застройщикам), и небольшая часть принадлежит федеральному правительству.

Поэтому частные охранные службы застройщика натравливают на протестующих собак, а военизированная полиция оттесняет протестующих с участков строительства.

Нефтепровод «Дакота Эксес» (DAPL) это проект, стоимостью 3,8 миллиардов долларов. По этому нефтепроводу сырая нефть будет транспортироваться из нефтяного месторождения Баккен в Северной Дакоте на нефтеперерабатывающий завод в Патоке, штат Иллинойс, около Чикаго.

Длина нефтепровода составляет 1172 мили, труба примерно 30 дюймов в диаметре, способна пропускать 470000 баррелей нефти в день. Проект принадлежит компании «Энерджи Трансфер Партнерс» (Energy Transfer Partners), также в нем участвует ряд других компаний, его финансируют 17 крупных банков, включая «Сити Банк».

К племени Сиу присоединились представители около 100 других индейских племен со всей Америки, которые съехались в Стэндинг-Рок. Сегодня число протестующих в лагере в Кэнном Бол составляет несколько тысяч человек. Они пытаются заблокировать строительство.

Активисты называют себя «защитниками воды». «Мы не протестующие, мы защищающие», – говорят активисты. «Защитники» (protectors) пишут они на своих транспарантах.

Активисты говорят, что этот нефтепровод представляет такую же угрозу, как и «Кистоун XL», строительство которого было запрещено в 2012 году благодаря массовым протестам по всей стране.

Борьба против DAPL не получила такой огласки в США, как борьба против Кистоун, о чем протестующие говорят с сожалением.

Лидеры племени также говорят, что Корпус армейских инженеров США, который занимался проектированием трубопровода на территории, расположенной в полумиле от земель индейской резервации, не провел консультации с правительством племени, не были изучены возможные негативные последствия строительства. На этом основании племя обжаловало решение о строительстве в суде. По мнению индейцев, это решение нарушает федеральный закон и договор между племенем и правительством США.

Первый протестный лагерь появился в апреле 2016 года.

Представители народности Лакота в Стэндинг-Рок и представители других индейских народностей (в рамках одного племени выделяют несколько народностей) приехали на лошадях и основали «духовный лагерь», который назвали «Священный камень» (Sacred Stone). Кстати, во время протестов и противостояния с полицией индейцы исполняют ритуальные танцы, звучат индейские боевые кличи, старейшины (вероятно, шаманы) читают молитвы.

Вслед за первым лагерем появилось еще несколько других крупных лагерей, в которых собрались представители как различных индейских племен, так и их стронники-неиндейцы.

Самый крупный лагерь, в котором собралось более 1000 протестующих, называется «Очети Шаковин» (Oceti Sakowin).

Все лагеря в Стэндинг-Рок расположены примерно в часе езды на юг от города Бисмарк в Северной Дакоте, но полиция установила блокпосты на крупнейшей автомобильной магистрали 1806, идущей от города, так что на прямую в Стэндинг-рок теперь не проехать, желающие присоединиться к демонстрантам должны поворачивать на запад и могут попасть в лагеря только с юга. Несколько лагерей находятся на землях, принадлежащих корпусу армейских инженеров США, другие расположены на частной земле, принадлежащей члену народности Дакота племени Сиу.

На ноябрь 2016 года проект строительства близок к завершению, трубопровод быстрыми темпами продвигается к берегу Миссури и протестным лагерям, до которых осталось всего несколько миль.

По словам компании, строительство может быть завершено к концу 2016 года.

Вожди племени говорят, что раскопки уже повредили индейские захоронения, и если строительство продолжится в направлении резервации, это может причинить непоправимый вред их землям и культурному наследию.

Индейские захоронения на этих землях были обнаружены непосредственно в связи с началом земляных работ. Племя получило официальное подтверждение от властей о наличии захоронений на этой земле. Но работы это не приостановило.

Буквально на следующий день, после официального подтверждения наличия захоронений, застройщики начали расчищать бульдозерами площадку под строительство. Индейцы и их сторонники пошли в рукопашную, застройщик натравил на протестующих сотрудников частной охранной службы с собаками.

Протестующие получили травмы от нападения собак и были отброшены.

Участники протестных лагерей много раз повторяли, что намерены протестовать мирно, без использования оружия. Они приковывают себя к строительной технике, блокируют дорогу с помощью баррикад из покрышек, досок, преграждают автомобилями.

На пути строительства протестующие индейцы устраивают молитвенные круги – садятся или встают в круг и отказываются уходить. Но поскольку эти земли не относятся к их резервации, полиция разгоняет и арестовывает протестующих.

Демонстрации возглавляют как пожилые старейшины, так и молодые лидеры.

Федеральное правительство и президент Обама отреагировали на ситуацию.

Корпус инженеров Армии США, относящийся к Министерству Армии, которому принадлежит участок земли в миле от резервации, совместно с Министерством Иностранных дел и Министерством Юстиции сделали официальное заявление о том, что временно приостанавливают действие разрешения на строительство на данном участке федеральной земли рядом или под рекой Миссури для пересмотра этого разрешения.

Это заявление было сделано сразу же посте того, как суд отказал в иске племени Сиу о запрете строительства. Решение правительства, таким образом, было в пользу племени и против строительства даже не взирая на решение суда, но запретить строительство правительство не в состоянии, т.к.

практически все земли, кроме крошечного участка, принадлежащего Министерству Армии США, находятся в частной собственности, а не в федеральной. На этом крошечном участке, граничащем также с озером Оахи, правительственные органы своим совместным решением и приостановили продолжение строительства.

Это в полной мере заслуга и победа протестующих, заставивших правительство считаться с их мнением.

Президент Обама призвал компанию-застройщика остановить строительство на участке в 40 миль. Но на остальных участках (а это 99% трубопровода) строительство продолжается удвоенными темпами.

В своем первом комментарии по поводу этого конфликта, Обама сказал, что армейский корпус изучает вопрос, возможно ли изменить маршрут прохождения нефтепровода и проложить его в обход священных земель индейцев.

1 ноября были опубликованы новые комментарии Обамы, которые не содержали никаких конкретных предложений или обязательств, он лишь заявил, что «пусть ситуация пока остается как есть», правительство собирается заниматься этим вопросом еще несколько недель, чтобы определить, возможно ли разрешить эту ситуацию так, чтобы в полной мере учесть традиции «первых американцев».

Полиция в США независима от федеральных властей, и с протестующими имеют дело местные полицейские силы управления шерифа округа Мортон совместно с полицейскими силам округа Касс и поддерживающими их полицейскими агентствами со всего штата, которые особо не ограничивают себя в подавлении демонстрантов, заявляя лишь, что «смертельные виды оружия не применяются». Управление шерифа сформировало высоковоенизированные полицейские силы, которые агрессивно атакуют протестующих, пытающихся блокировать строительство. Губернатор Северной Дакоты также призвал на территорию штата национальную гвардию, бойцы которой находятся в боевой готовности.

Местные чиновники штата Северная Дакота раскритиковали президента Обаму за его слова «пусть ситуация остается как есть» и уступки протестующим. Местные власти заявляют, что Обама не помогает правоохранительным органам остановить протестующих, которые тем временем набирают силы.

К ноябрю число арестованных превысило 400 человек, большинство из которых были схвачены во время двух последних столкновений полиции с протестующими в течение одной недели.

Полиция действует при поддержке больших бронированных автомобилей, используемых как танки, и экипирована спецсредствами и обмундированием для противодействия бунтующим. Против протестующих применяется перцовый спрей, слезоточивый газ, резиновые пули, электрошоковые пистолеты и другие «нелетальные» средства.

Задержанных во время протестов индейцев, журналистов и снимавших видео авторов обвиняют в организации бунта, преступном нарушении границ частной собственности, сопротивлении аресту и в ряде других серьезных преступлений.

Полицию, в свою очередь, обвиняют в нарушении прав человека при обращении с заключенными участниками протестов, региональная группа ООН начала расследование в связи с применением силы местной полицией.

Полиция заявляет, что была вынуждена арестовать протестующих, поскольку они вошли на территорию частной собственности, где происходит строительство.

Иск племени Стэндинг-Рока в суде основан на том, что разрешение на строительство было получено не надлежащим образом, потому что правительство не провело изучения возможного неблагоприятного воздействия нефтепровода на окружающую среду, что может привести к масштабному загрязнению почвы и источников водоснабжения. Племя также доказывает, что строительство нарушает декларацию ООН по правам коренных народов.

Однако в сентябре 2016 федеральный суд принял решение, что армейский корпус инженеров выполнил требования Национального закона об охране исторических объектов, и в иске было отказано.

Компания «Энерджи Трансфер Партнерс» в суде заявила, что трубопровод построен на 45%, и что временный судебный запрет на строительство может повлечь разрушительный эффект как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Также компания обвинила протестующих в угрозах и нападениях на ее рабочих.

В ответ на озабоченность возможным загрязнением и угрозой окружающей среде, застройщик доказывает, что DAPL это самый безопасный и наиболее эффективный способ транспортировки нефти.

По словам компании, увеличение добычи нефти на месторождении Баккен привело к увеличению количества используемых для ее транспортировки железнодорожных составов и грузовиков, что оставляет меньше возможностей для транспортировки региональной сельскохозяйственной продукции.

После того, как в октябре группа молодежи из Стэндинг-Рок провела митинг у штаба избирательной кампании Хиллари Клинтон в Бруклине, номинированная кандидатка от Демократической партии сделала короткое обращение по поводу ситуации, в котором не высказалась ни в пользу строительства, ни в пользу протестующих.

Хиллари сказала, что она считает, «все голоса должны быть услышаны», добавив: «Важно, чтобы в Северной Дакоте все уважали право демонстрантов на мирный протест, и право рабочих работать в условиях безопасности».

Такое заявление скорее можно рассматривать как поддержка застройщика: пусть недовольные протестуют, а рабочие должны продолжать строить в безопасных условиях, которые, конечно же, будут обеспечены вооруженной полицией.

Республиканский кандидат Дональд Трамп вообще не комментирует эту тему публично. В октябре была обнародована информация, согласно которой он близко связан финансовыми отношениями с компанией-застройщиком «Энерджи Трансфер Партнерс».

Движение против строительства нефтепровода поддержала актриса Шейлин Вудли, которую полиция задержала во время протеста, и актер Марк Руффало, известный своим участием в климатическом движении, благотворительностью и поддержкой левого кандидата в президенты Берни Сандерса в ходе праймериз.

Сенатор Берни Сандерс, не получивший номинацию от Демократической партии в качестве кандидата в президенты, выступает с многочисленными заявлениями в поддержку протестующих.

Кандидат в президенты от Партии Зеленых Джилл Стайн, которую многие считают альтернативной левой прогрессивной кандидатурой вместо выбывшего из президентской гонки Берни Сандерса (их программы практически одинаковы), также активно поддерживает протестующих, и вместе со своей помощницей была привлечена к ответственности за нанесение граффити на ковш бульдозера во время протеста.

Источник: http://rabkor.ru/columns/report/2016/11/09/dacota-access/

Перевод и дополнительный текст: Алексей Поднебесный

Основной источник (статья и фото): The Guardian  https://www.theguardian.com/us-news/2016/nov/03/north-dakota-access-oil-pipeline-protests-explainer

Источник: http://pravda.webstolica.ru/blog/protesty-indejcev-rezervacii-stending-rok

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.