Семья Ньянят Ванг – исключительный вьетнамский бизнесмен

Фам Ньят Уайатт – первый миллиардер Вьетнама.

Фам Нят Выонг - необыкновенный бизнесмен Вьетнама

Первый вьетнамский миллиардер, Фам Ньят Вуонг, окончил Институт в Москве, а затем успешно вел бизнес в Украине. Компании Вуонга работают в различных областях: Строительство, розничная торговля и электронная коммерция. Стиль работы Вуонга динамичен и очень интересен.

Фэм Ньят Уайатт.

Сорок лет спустя после вывода американских войск из Вьетнама и фактической победы коммунистов в стране, пытавшихся построить капитализм, появился первый миллиардер.

Одним прекрасным утром прошлого октября улица Донг Кхой, главная магистраль Сайгона (город Хошимин), была закрыта почти на два часа для празднования открытия центра Винкома А. Открытие центра Винкома А дало прекрасную возможность отпраздновать открытие центра Винкома.

Это событие привлекло внимание, так как большинство проектов были заморожены после краха вьетнамского рынка недвижимости в 2011 году: Vincom Center A впечатляет своими размерами (410 000 квадратных метров коммерческой площади, три этажа подземного паркинга, пятизвездочный отель на 300 номеров) или гламурными арендаторами (Versace, Hermès, Dior).

Фам Ньят Уайатт, человек, ответственный за коммерческий триумф в 500 миллионов долларов, не пил шампанского, не разрезал красные ленты и не выступал с речами. Вместо этого 44-летний миллиардер спокойно наблюдал за церемонией с первого ряда. “Я предпочитаю наслаждаться счастьем в одиночку”, – объясняет Фэм.

Название Pham означает “процветание”, а бизнесмена часто называют вьетнамским Дональдом Трампом. Сегодня Pham – первый миллиардер во Вьетнаме – Forbes оценивает свои активы в $1,5 млрд, основываясь на 53% акций Vingroup, одной из пяти самых дорогих компаний на вьетнамской фондовой бирже.

Фам родился в 1968 году в Ханое, что символично, потому что тогда произошло тетаническое наступление, которое стало поворотным моментом во Вьетнамской войне. Его отец служил в ПВО Северного Вьетнама, а мать продавала чай на улице. Хотя коммунистический Север выиграл войну и объединил страну, он проиграл экономическую битву.

Финансовая ситуация в стране была разрушена, и руководство страны решило опираться на пятилетние планы развития по образцу Советского Союза, что оказало негативное влияние на экономику. Когда-то семья Фама жила на скромные доходы только своей матери: “Тогда мои мечты были очень простыми”, вспоминает Фэм. – Я просто хотел помочь своей семье.

Преодоление семейных обстоятельств помогло книгам. Достигнул выдающихся результатов по математике и получил стипендию на изучение экономики сырьевых ресурсов в Московском геологоразведочном институте, которую закончил в 1993 году.

Распад Советского Союза привел к хаосу, преступности и новым экономическим возможностям.

В то время Вьетнам, где жил Фама, экспериментировал с Doi Moi (политикой обновления) – рыночными реформами при существующей структуре социалистического государства.

Выйдя замуж за друга института, Фам решил не возвращаться домой и отправился в одну из бывших советских республик – Украину. Здесь супружеская пара, которая едва набрала 10 000 долларов у родственников и друзей, открыла вьетнамский ресторан. Затем бизнесмен начал готовить лапшу быстрого приготовления, не опасаясь заимствовать деньги, чтобы увеличить производство до 8% в месяц.

“Украинцы были очень бедны и очень голодны, – вспоминает Фэм. Бизнесмену удалось завоевать украинский рынок: его бренд “Мивина” стал синонимом лапши быстрого приготовления. В 2010 году Pham продал свою компанию Technocom с оборотом в 100 миллионов долларов швейцарской группе Nestle за 150 миллионов долларов

В течение всего этого времени Фам инвестировал большую часть прибыли от продажи лапши в своей родной Вьетнаме, а в 2000 году бизнесмен отдыхал в курортном городе Ньячанг и решил начать небольшой проект. Например, почему бы не превратить незастроенный остров рядом с материком в модное место? В результате получился роскошный отель Vinpearl Resort на 225 номеров.

Вьетнам избежал последствий азиатского финансового кризиса 1997 года и нормализовал экономические отношения с США.В период с 2000 по 2006 год ВВП Вьетнама рос, хотя и с небольшой базы, по меньшей мере на 6% в год.

Следующим проектом стал торговый центр Vincom Center Ba Trieu в Ханое. Затем купец расширил зону отдыха в Винпеарле, построив канатную дорогу, соединяющую остров с материком, и начал строительство роскошных жилых комплексов в Ханое.

С ростом репутации также росла и ее репутация.

Несмотря на то, что у него есть некоторые внешние атрибуты миллиардера – великолепное имение, Бентли и его собственная благотворительность вообще – он скромно живет и предпочитает фильмы с боевыми искусствами, а не шикарные вечеринки на своем курорте.

В то же время, как и любой бизнесмен, заработавший состояние в Восточной Европе, он окружен историями о темных связях и грязных деньгах. Ходят слухи, что в прошлом году я умирал по крайней мере четыре раза, – говорит Фэм, пожимая плечами.

Первая история: Прилетели московские убийцы и расстреляли меня. История вторая: я прилетел в Москву и был убит русской мафией. История третья: меня застрелилили в Украине.

Но в прошлом году я никогда не был ни в России, ни на Украине! И последняя история в том, что я умерла от рака. Я в порядке, но люди говорят, что я умерла от рака. Знаешь, как говорят: лает собака и приезжает фургон.

Меня интересуют только мои проекты.

Не обращая внимания на преступников, Pham строит новые офисные башни, торговые центры и квартиры с головокружительной скоростью.

В портфеле “Вингруппы” 31 проект: 12 завершены, 3 находятся в стадии строительства, остальные находятся в стадии планирования. “Они реализуют крупнейшие в стране проекты.

Большинство инвесторов приостановили реализацию проектов во время кризиса, но не Vingroup”, – восхищается Марк Таунсенд, управляющий директор CBRE Вьетнам.

В 2012 году, несмотря на кризис на рынке недвижимости, “Вингруп” удалось достичь уровня продаж и предпродаж в 1,7 миллиарда долларов. Этот результат позволил Fama выпустить облигации международным инвесторам за $300 млн, хотя андеррайтер Credit Suisse изначально скептически относился к показателям Vingroup.

Они наняли юристов и аудиторов для аудита”, – вспоминает Ле Тхи Тхой Туй, бывший инвестиционный банкир Lehman Brothers и нынешний генеральный директор Vingroup. – Мы предоставили им выписки из банковских счетов и контакты наших клиентов.

Сейчас, по его словам, Фам собирает средства у “стратегических инвесторов”, и главной целью на будущее является листинг компании на Сингапурской фондовой бирже, и когда это произойдет, Vingroup станет первой вьетнамской компанией, акции которой торгуются за рубежом.

Фэм понимает, что такие успехи станут его наследием во все более капиталистической стране, мечтающей превратить Ханой и Сайгон в такие города, как Гонконг или Сингапур. Если я это сделаю, то буду счастлив”, – говорит Фэм. – Я хочу кое-что оставить, потому что тебе не нужны деньги после смерти.

Майкл Нуар, Форбс.

Источник: https://BBF.ru/magazine/2/2745/

Первый миллиардер Вьетнама: от лапши в Украине до торговых центров в Сайгоне.

Первый миллиардер Вьетнама: от лапши на Украине до торговых моллов в Сайгоне

Уонг родился в 1968 году в Ханое, что символично, потому что это было также время тетанического наступления, которое стало поворотным моментом во Вьетнамской войне. Его отец служил в ПВО Северного Вьетнама, а мать продавала чай на улице. Хотя коммунистический Север выиграл войну и объединил страну, он проиграл экономическую битву.

Финансовая ситуация в стране была разрушена, и руководство страны решило опираться на пятилетние планы развития по образцу Советского Союза, что оказало негативное влияние на экономику. В какой-то момент семья жила исключительно за счет скромных доходов матери. Тогда мои мечты были очень простыми, – вспоминает Вён.

– Я просто пытался помочь своей семье.

Обстоятельства Вёнга были преодолены книгами. Достиг отличных результатов по математике и получил стипендию на изучение экономики сырьевых ресурсов в Московском геологоразведочном институте, которую закончил в 1993 году.

Распад Советского Союза привел к хаосу, преступности и новым экономическим возможностям.

В то время Вьетнам, в котором располагался город Вуонг, экспериментировал с Doi Moi (политикой обновления) – рыночными реформами в рамках существующей структуры социалистического государства.

Выходя замуж за друга института, Вён решил не возвращаться на родину и уехал в одну из бывших советских республик – Украину. Здесь супружеская пара, которая едва набрала 10 000 долларов у родственников и друзей, открыла вьетнамский ресторан.

Затем бизнесмен начал производство лапши быстрого приготовления, не опасаясь заимствовать деньги, чтобы увеличить производство до 8% в месяц. “Украинцы были очень бедны и очень голодны”, вспоминает Вён. Бизнесмену удалось завоевать украинский рынок: его бренд “Мивина” стал синонимом лапши быстрого приготовления.

В 2010 году Wyong продала свою компанию Technocom с оборотом 100 миллионов долларов швейцарской группе Nestle за 150 миллионов долларов

Вён постоянно инвестировал большую часть прибыли от продажи лапши в своей родной Вьетнаме. В 2000 году бизнесмен отдохнул в курортном городке Ньячанг и решил начать небольшой проект. Например, почему бы не превратить незастроенный остров рядом с материком в модное место? В результате получился роскошный отель Vinpearl Resort на 225 номеров.

Вьетнам избежал последствий азиатского финансового кризиса 1997 года и нормализовал экономические отношения с США. В период с 2000 по 2006 год ВВП Вьетнама рос, хотя и с небольшой базы, по меньшей мере на 6% в год.

Следующим проектом Vuonga является торговый центр Vincom Center Ba Trieu в Ханое. Затем купец расширил зону отдыха в Винпеарле, построив канатную дорогу, соединяющую остров с материком, и начал строительство роскошных жилых комплексов в Ханое.

С богатством Вёнга его репутация также росла.

Несмотря на то, что у него есть некоторые внешние атрибуты миллиардера – великолепное имение, Бентли и его собственная благотворительность вообще – он скромно живет и предпочитает фильмы с боевыми искусствами, а не шикарные вечеринки на своем курорте.

В то же время, как и любой бизнесмен, заработавший состояние в Восточной Европе, он окружен историями о темных связях и грязных деньгах. Ходят слухи, что в прошлом году я умирал по крайней мере четыре раза”, – говорит Вён, пожимая плечами. – Первая история: Прилетели московские убийцы и расстреляли меня.

История вторая: я прилетел в Москву и был убит русской мафией. История третья: меня застрелилили в Украине. Но в прошлом году я никогда не был ни в России, ни на Украине! И последняя история в том, что я умерла от рака. Я в порядке, но люди говорят, что я умерла от рака. Ты знаешь, что они говорят: Собака лает, и приезжает фургон. Меня интересуют только мои проекты.

Независимо от виновников, Wyong строит новые офисные башни, торговые центры и квартиры с головокружительной скоростью.

В портфеле “Вингруппы” 31 проект: 12 завершены, 3 находятся в стадии строительства, остальные находятся в стадии планирования. “Они реализуют крупнейшие в стране проекты.

Большинство инвесторов приостановили реализацию проектов во время кризиса, но не Vingroup”, – восхищается Марк Таунсенд, управляющий директор CBRE Вьетнам.

В 2012 году, несмотря на кризис на рынке недвижимости, “Вингруп” удалось достичь уровня продаж и предпродаж в 1,7 миллиарда долларов.

Этот результат позволил компании выпустить облигации на сумму более 300 миллионов долларов США для международных инвесторов, хотя андеррайтер Credit Suisse изначально скептически относился к показателям “Вингруппы”.

Они наняли юристов и аудиторов для аудита”, – вспоминает Ле Тхи Тхой Туй, бывший инвестиционный банкир Lehman Brothers и нынешний генеральный директор Vingroup. – Мы предоставили им выписки из банковских счетов и контакты наших клиентов.

Вуонг сейчас, по его словам, привлекает средства от “стратегических инвесторов”, и главной целью на будущее является листинг компании на Сингапурской фондовой бирже, и когда это произойдет, Vingroup станет первой вьетнамской компанией, акции которой торгуются за рубежом.

Вуонг понимает, что такие успехи станут его наследием в стране, которая становится все более капиталистической. Он мечтает превратить Ханой и Сайгон в такие города, как Гонконг или Сингапур.Если я это сделаю, то буду счастлив, – говорит Вён.

– Я хочу кое-что оставить, потому что тебе не нужны деньги после смерти.

Источник: http://www.forbes.ru/milliardery/238188-pervyi-milliarder-vetnama-ot-lapshi-na-ukraine-do-mollov-v-saigone

Первый миллиардер Вьетнама | Политика, экономика, общество (без баннера)

   Сорок лет спустя после вывода американских войск из Вьетнама и фактической победы коммунистов в стране, пытавшихся построить капитализм, появился первый миллиардер.

  Одним прекрасным утром прошлого октября улица Донг Кхой, главная магистраль Сайгона (город Хошимин), была закрыта почти на два часа для празднования открытия центра Винкома А. Открытие центра Винкома А дало прекрасную возможность отпраздновать открытие центра Винкома. Событие привлекло внимание, так как большинство проектов были заморожены после краха вьетнамского рынка недвижимости в 2011 году: Vincom Center A впечатляет своими размерами (410 000 квадратных футов коммерческой площади, три этажа подземного паркинга, пятизвездочный отель на 300 номеров) или гламурными арендаторами (Versace, Hermès, Dior). Фам Ньят Уайатт, ответственный за коммерческий триумф в 500 миллионов долларов, не пил шампанского, не разрезал красные ленты и не выступал с речами. Вместо этого 44-летний миллиардер спокойно наблюдал за церемонией с первого ряда. “Я предпочитаю наслаждаться счастьем в одиночку”, объясняет Вён.  Сегодня Вуонг – первый миллиардер в истории Вьетнама – Forbes оценивает свое состояние в 1,5 миллиарда долларов, которое основывается на 53% акций Vingroup, одной из пяти самых дорогих компаний на вьетнамской фондовой бирже.

  Уонг родился в 1968 году в Ханое, что символично, потому что это было также время тетанического наступления, которое стало поворотным моментом во Вьетнамской войне. Его отец служил в ПВО Северного Вьетнама, а мать продавала чай на улице. Хотя коммунистический Север выиграл войну и объединил страну, он проиграл экономическую битву.

Финансовая ситуация в стране была разрушена, и руководство страны решило опираться на пятилетние планы развития по образцу Советского Союза, что оказало негативное влияние на экономику. В какой-то момент семья жила исключительно за счет скромных доходов матери. Тогда мои мечты были очень простыми, – вспоминает Вён.

– Я просто пытался помочь своей семье.

Обстоятельства Вёнга были преодолены книгами. Достиг отличных результатов по математике и получил стипендию на изучение экономики сырьевых ресурсов в Московском геологоразведочном институте, которую закончил в 1993 году. Распад Советского Союза привел к хаосу, преступности и новым экономическим возможностям.

В то время Вьетнам, в котором располагался город Вуонг, экспериментировал с Doi Moi (политикой обновления) – рыночными реформами в рамках существующей структуры социалистического государства.  Выходя замуж за друга из института, Вён решил не возвращаться домой и отправился в одну из бывших советских республик – Украину.

Здесь пара, которая едва набрала 10 000 долларов от родственников и друзей, открыла вьетнамский ресторан. Затем бизнесмен начал готовить лапшу быстрого приготовления, не опасаясь заимствовать деньги, чтобы увеличить производство до 8% в месяц. “Украинцы были очень бедны и очень голодны”, вспоминает Вён.

Бизнесмену удалось завоевать украинский рынок: его бренд “Мивина” стал синонимом лапши быстрого приготовления. В 2010 году Wyong продал свою компанию Technocom с оборотом 100 миллионов долларов швейцарской группе Nestle примерно за 150 миллионов долларов.

В 2000 году бизнесмен отдохнул в курортном городке Ньячанг и решил заняться небольшим проектом, таким как превращение незастроенного острова в модное место недалеко от материка. В результате получился роскошный курорт Винпеарл с 225 номерами.

  Вьетнам избежал последствий азиатского финансового кризиса 1997 года и нормализовал экономические отношения с США. В период с 2000 по 2006 год ВВП Вьетнама рос, хотя и с небольшой базы, по меньшей мере на 6% в год.   Следующим проектом в Уонге стал торговый центр Vincom Center Ba Trieu в Ханое.

Затем купец расширил зону отдыха в Винпеарле, построив канатную дорогу, соединяющую остров с материком, и начал строительство роскошных жилых комплексов в Ханое.  Репутация Вуонга росла вместе с его богатством.

Несмотря на то, что у него есть некоторые внешние атрибуты миллиардера – великолепное имение, Бентли и его собственная благотворительность вообще – он скромно живет и предпочитает фильмы с боевыми искусствами, а не шикарные вечеринки на своем курорте.

В то же время, как и любой бизнесмен, заработавший состояние в Восточной Европе, он окружен историями о темных связях и грязных деньгах. Ходят слухи, что в прошлом году я умирал по крайней мере четыре раза”, – говорит Вён, пожимая плечами. – Первая история: Прилетели московские убийцы и расстреляли меня.

История вторая: я прилетел в Москву и был убит русской мафией. История третья: меня застрелилили в Украине. Но в прошлом году я никогда не был ни в России, ни на Украине! И последняя история в том, что я умерла от рака. Я в порядке, но люди говорят, что я умерла от рака. Знаешь, как говорят: лает собака и приезжает фургон. Меня интересуют только мои проекты.

  Независимо от виновников, Wyong строит новые офисные башни, торговые центры и квартиры с головокружительной скоростью. В портфеле “Вингруппы” 31 проект: 12 завершены, 3 находятся в стадии строительства, остальные находятся в стадии планирования. “Они реализуют крупнейшие проекты в стране.

Большинство инвесторов приостановили реализацию проектов во время кризиса, но не Vingroup”, – восхищается Марк Таунсенд, управляющий директор CBRE Вьетнам.  В 2012 году, несмотря на кризис на рынке недвижимости, “Вингруп” удалось достичь уровня продаж и предпродаж в 1,7 миллиарда долларов. Этот результат позволил компании выпустить облигации на сумму 300 млн долларов США для международных инвесторов, хотя андеррайтер Credit Suisse изначально скептически относился к деятельности “Вингруппы”. Они наняли юристов и бухгалтеров для аудита”, – вспоминает Ле Тхи Тхой Туй, бывший инвестиционный банкир Lehman Brothers и нынешний генеральный директор Vingroup. – Мы предоставили им выписки из банковских счетов и контакты наших клиентов.

  Вуонг сейчас, по его словам, привлекает средства от “стратегических инвесторов”, и главной целью на будущее является листинг компании на Сингапурской фондовой бирже, и когда это произойдет, Vingroup станет первой вьетнамской компанией, акции которой торгуются за рубежом.

Вуонг понимает, что такие успехи станут его наследием в стране, которая становится все более капиталистической. Он мечтает превратить Ханой и Сайгон в такие города, как Гонконг или Сингапур. Если я это сделаю, то буду счастлив, – говорит Вён.

– Я хочу кое-что оставить, потому что тебе не нужны деньги после смерти.

Источник: http://maxpark.com/community/4765/content/5066333

Миллионеры из трущоб. Почему экономика Вьетнама растет так быстро?

Миллионеры из трущоб. Почему же во Вьетнаме экономика растёт так быстро

Улица в центре Хошимина – полная неразбериха. Прямо на тротуаре в моем отеле есть трейдеры с характерными коническими шляпами – они продают ананасы, манго и апельсины. Они выкладывают свежевыловленную рыбу, чистую речную креветку.

В то же время в ресторане есть небольшие общие блюда (язык не оборачивается, чтобы называть его “кафе” – стол для приготовления пищи и четыре стула, хозяйка заведения – и повар и официантка) рисовая лапша, популярные супы Фо (говядина), блинчики с крабами. Средняя стоимость блюда составляет 40 рублей.

На гриле свиной дым, овощи быстро режутся, бульон кипит. Мотоциклисты в зеленой форме такси останавливаются и предлагают взять вас с собой – вы сможете быстрее выбраться из пробки на велосипеде.

Рядом портные со старыми швейными машинами, в открытых парикмахерских стригут волосы покупателям, в старых чанах варят свежее пиво – “биа хой”, которое продается за 5000 донгов (12 рублей) за стакан.

Это чудо Вьетнама, в котором не так много рабочих, как в Китае, и столь же богатых нефтяных месторождений, как у нас. В то время как российская экономика заморозилась почти до нуля, вьетнамская экономика росла темпами 6,7% в год.Больше половины успеха было достигнуто благодаря этим дешевым кафе с лапшой.

Мечта о рисе

– Когда в 1991 году начались рыночные реформы, их целью было не столько липкое ограбление простых людей, сколько наоборот – помочь им заработать больше денег”, – говорит бывший военный инженер. Владелец фермы креветок Лонг Тхан Минь.
– Следуя примеру Китая, Вьетнам срочно нуждался в большом количестве небольших магазинов, мастерских и ресторанов.

Теперь можно открыть кафе во Вьетнаме за неделю, а в некоторых случаях, если владелец предъявит сумму расходов на строительство объектов общественного питания, он будет освобожден от уплаты налогов в течение трех лет. Государственная политика заключается в следующем – с “жирного тигра” снимают кожуру: Крупные компании и уже богатые физические лица должны платить налоги в бюджет, а новички получают возможность “растолстеть” в первую очередь.

Государственные банки дают беспроцентные кредиты малому бизнесу (но потом приходят инспекторы без предупреждения и требуют показать, на что потрачены деньги), и это большой плюс: после войны с США страна лежала в руинах, как ребенок я мечтал – сесть и съесть самое большое рисовое блюдо. Ну, у нас здесь своя продукция, и мы ничего не импортируем.

Я удивлен – почему огромная Россия не обеспечивает себя продовольствием? 

Экзотические для нашей страны, дурийские фрукты продаются прямо на тротуаре. AiF/Georgy Zotov

Экономический бум во Вьетнаме также связан с тем, что вся местная продукция предназначена для людей с маленькими и даже тонкими кошельками.

У нас нет месяца на открытие новых дорогих ресторанов и торговых центров, потом полгода “рушиться” – отечественный бизнес не может понять, что у россиян три года как большая проблема с деньгами. Наши авиакомпании продолжают повышать цены на авиабилеты, и в России действует только одна бюджетная авиакомпания.

Я пролетел через Вьетнам с Viejet и Jetstar – новые самолеты, полезный персонал, стоимость двухчасового перелета – 1000 рублей, рынок позволит третий недорогой – Air Asia.

– Самое главное для нас – позволить ценам падать, а не расти”, – объясняет он.
работника Viejet, Ми Нгуен.

. – Должна быть честная конкуренция, чтобы граждане страны могли комфортно летать, а билет не опустошал карманы. 

Интересным моментом в развитии вьетнамской экономики является качество.

Американские и европейские производители кроссовок активно производят во Вьетнаме – рабочая сила дешевле, чем в соседнем Китае, а продукция производится из соображений совести.

Власти также упростили гостиничный бизнес для развития туризма: открыть гостиницу в стране не сложнее, чем лапшу на уши, а потому стоит это на цент, если бедный турист снимает номер в SRV для вьетнамца – даже дешевле.

Товарищ Олигарх.

– У нас даже есть свой миллиардер.
Фэм Ньят Уайатт.

горжусь тем, что владелец кафе “Fover Café” в городе Хошимин, член Коммунистической партии Вьетнама.
Чанг Хоанг.

– Кстати, он учился в России. Этот товарищ из бедной семьи, отец был партизаном в джунглях, мать продавала чай на улице.

Парень также начинал со скромного кафе с лапшой, а теперь владелец дорогих отелей и строит торговые центры. Когда во Вьетнаме был разрешен частный бизнес, фермеры в колхозах получили бесплатную землю для рисовых плантаций, а многие получили свиней и буйволов в качестве подарков: они отчаянно нуждались в собственной пище.

Раньше мы жили в условиях постоянной нехватки продовольствия, и даже тушеное мясо из Советского Союза на нас сбрасывали самолетами, но сейчас? Пойдем на кухню и посмотрим, из чего готовится легендарный вьетнамский суп-фу.

Не стесняйся! Говядина из города Хошимин, базилик, мята и лук также местные, перец чили из Ханоя, рисовая лапша из Хой Ан, рыбный соус поставляется девяностолетним дедушкой рыбака из деревни Меконг.

Ничего странного!В прошлом сюда привозили сомов из США: вьетнамцы недавно начали поставлять сомов, креветок и креветок в Америку в таких количествах, что рыбный рынок там практически рухнул. Бизнес во Вьетнаме очень простой, нам не нравятся посредники – если вы хотите разбогатеть, вот суп, а не покупать на одной стороне города и продавать на другой. Ты не можешь построить такую экономику. 

Ликвидация кухонь

Вьетнамцы встают очень рано – лапша открывается в 6.30 утра и сразу же заполняется посетителями.

Здесь люди привыкли утолять свой голод в кафе: Даже новые квартиры строятся в небоскребах Хошимина и Ханоя… без кухни – зачем, если легче есть в маленьком ресторане или брать еду с работы? Сосредоточившись на развитии частного сектора и поддержании самых больших интересов государства (особенно нефтяных), вьетнамское правительство добилось многого – республика занимает второе место по темпам экономического роста на планете после Китая.

С другой стороны, многие российские фермеры и владельцы дешевых кафе наконец-то застряли в долгах, и они не могут рассчитывать на помощь государства.

Мы часто слышим правильные слова сверху о импортозамещении, но если взять на обед местный борщ по принципу супа, мы можем внезапно оказаться там: Белорусская сметана, азербайджанская репа, египетский картофель, бразильская свинина. И что, это хорошо? Я собираюсь сказать довольно банальную вещь.

Уверен, что если дать возможность малому бизнесу заработать хорошие деньги, не надеясь, что цены на нефть вырастут напрасно, то это будет не хуже, чем во Вьетнаме.

Источник: http://www.AiF.by/zarubezie/millionery_iz_trushchob_pochemu_zhe_vo_vetname_economika_rastyot_tak_bystro

БизнесЖизнь
Добавить комментарий